Николай Филипьев (filipiev) wrote,
Николай Филипьев
filipiev

Мифы о мрачном прошлом и светлом будущем. Прогресс и иллюзия прогресса

чбе

коты

Для примера возьмем миф о Монголо-татарском нашествии. Миф, как выяснилось, исходит от польских католиков. Потом был подхвачен и распространен в Романовскую эпоху придворными немцами из Имперской академии. Многие из этих "историков" даже не говорили по-русски.

Итак, кто такие монголы? Да и были ли они? Какое отношение они имеют к русским? А может быть, монголы и русские – это один народ, как это доказывает академик Фоменко? А Александр Бушков доказывает, что никаких монгол вообще не было, а был князь Всеволод Большое Гнездо, который занимался объединением мелкоусобных русских княжеств под предлогом иноземного вмешательства. А Лев Гумилев говорит о гармоничном содружестве русских и монгол. А православная церковь говорит монгольском хане как о побратиме святого князя Александра Невского. А историческая наука времен династии Романовых говорит о непримиримой вражде русских с монголами.

Можно ли выяснить правду? Или может быть есть только миф о монголах? А если монголы – это миф, то почему это «черный» миф?

Мы знаем, как возникают «черные» мифы. Развалился Советский Союз и появился «черный» миф о мрачном советском прошлом. А до этого был «белый» миф о светлом советском будущем. И этот «белый» миф содержал много хорошего. Советская наука, советская литература, советское кино, советская музыка – все развивалось в контексте «белого» советского  мифа. Благодаря или вопреки ему – но, безусловно, в контексте. В контексте этого мифа была победа в масштабной европейской войне с германским фашизмом и первый полет человека в космос.  А разве нам не хочется спеть или послушать что-нибудь из старых советских песен?  Конечно, сейчас кажется далекими и наивными мифологемы того времени: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме» «Учение Маркса всесильно, потому, что оно верно» «Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи». Но миллионы людей верили в это! И с этой верой победили фашизм. И с этой верой были первые в космосе. И с этой верой построили ядерный щит страны.

Не означает ли это, что «белый» миф оставляет гораздо больше следов в сознании людей, чем «черный»? Не означает ли это, что, поверив в «черный» миф при всей его правоте и убедительности, мы пилим сук, на котором сидим? С водой выплескиваем и ребенка?

Монгольская орда распалась. И возник «черный» миф о монголах. Это понятно.

Но, значит, был и «белый» монгольский миф! И этот «белый» миф объединил сотни разрозненных народов, десятки разоренных междоусобицей княжеств в единое государство. В составе единого государства малые народы объединились в один большой народ. За 300 лет этот народ прошел большой духовный, культурный и технологический путь, создал свой стиль жизни, свой образ мыслей, свои традиции и свою идеологию. За 300 лет этот народ из многоязычного стал двуязычным (русский и тюркский языки)

Идеология – это идеи и идеалы. В основе идеалов лежит некоторый «белый» миф. Не важно, исторически достоверный или вымышленный Недостижимый, но желанный. И ради того, чтобы он был претворен в жизнь, люди объединяют усилия, сотрудничают, движутся вперед. Жизнь людей становится осмысленной и целеустремленной. Общая идеология – это то, что соединяет малые народы в большой единый народ.

И вот, когда мы произнесли слово «идеология» - туман начинает рассеиваться!

Монголы – это идеология, построенная на основе некоторого «белого» мифа. Русские и монголы это одно и тоже, или почти одно и то же, до тех пор, пока русские придерживаются монгольской идеологии. Степняки, кипчаки, кочевники – тоже монголы, изначально ядро Орды, затем ее периферия (ну не могут они далеко уходить от своих пастбищ). Затем и вовсе не монголы, когда они утратили монгольскую идею. Современные кочевые этносы на территории географической Монголии – тоже утратили монгольскую идею, поэтому они, как ни парадоксально, не монголы.

Когда старая идеология теряется и на смену ей приходит новая, происходит «развод» со всеми обычными склоками. Продвгается новый «белый» миф. И для того сочиняется «черный» миф, очерняющий, демонизирующий старую идеологию. И начинается театр абсурда. Кто-то узнает, что 300 лет назад его пра-пра-прадед обидел его же пра-прабабку и жаждет отомстить лютому врагу. Врага уже 250 лет как нет в живых, но есть потомки, то есть он сам. Но он же и потомок обиженной. И он отрекается от своего прадеда в пользу своей прабабки. И поддерживает «черный» миф.

Нет, я не преувеличиваю. Не помните, как «щирые украинци» честили «клятых москалей» на майдане под оранжевыми знаменами и до того? За то, что 300 лет назад москальские паны приничували (угнетали) украинских хлопцив?  А фокус в том, что нет уже давно ни одной украинской семьи, в которой не было бы родственников из этих самых «москалей».  А вся Сибирь говорит с малороссийским акцентом. Потомки панов давно живут на Украине и не подозревают об этом. Потомки «хлпцив» командуют комбинатами в Сибири и на Кольском полуострове. Они и есть «клятые москали».

Признаками «черного» мифа являются его направленность на грубые чувства – страх, ненависть, злость, обиду. Приверженцев «черного» мифа не останавливает ни его бессмысленность, ни нелогичность.

Пример. Многие евреи мотивировали свою эмиграцию из России страхом перед возможными еврейскими погромами. Сейчас в Израиле их атакуют палестинские террористы. И это реальная опасность! Каждый израильтянин знает лично хотя бы одного из пострадавших. А в России погромов все нет и нет. И не будет.

Понимали ли эмигранты, что опасность быть жертвой палестинского террора больше, чем быть жертвой «черносотенного» антисемитизма? Конечно, понимали. Но страх перед воображаемыми погромами и ненависть к воображаемым погромщикам были сильнее здравого смысла.

Конечно, в смутное время слабости власти и распада империи, погромы были. Немало стекол побито, прилавков перевернуто, колбас и водки отнято. И люди пострадали. И не только синяками отделались. Но это во времена бунта – бессмысленного и беспощадного – по выражению Пушкина. В то время, когда жгли поместья. Когда Рахманинова не сожгли, пожалели, - хороший барин, но нагадили в рояль. Он обиделся и уехал в Америку. Потом все-таки сожгли.

Так кем, когда и зачем создается «черный» миф? «Чернуха», на жаргоне журналюг и пиарщиков.

Здесь выручает теория пассионарности Льва Гумилева. Идеология наступает двумя фронтами. Пассирнарные, яркие, авантюристичные люди очарованы «белым» мифом, который логичен, умен, добр, честен и перспективен. А субпассионаных, медлительных, традиционных людей, живущих по принципу «я - как все» этим не проймешь. Они не верят никаким идеям, ни своим, ни чужим. Они живут чувствами. А негативные чувства достаточно раздразнить. Спустить с цепи. Они сами все разворотят, опошлят и обгадят.

«А если бы злой татарин угнал твою корову?» «А если бы татарин изнасиловал твою дочь и ославил на всю деревню?» Воображение дорисует остальное. И возникнет разрушительная ненависть.

«Черный» миф – это интеллектуальный аналог террора.

Воображаемыми негативными символами вызвать у себя злость, ненависть и обиду, и заразить ими окружающих. Так же, как и террор, это технология ненависти. Она работает там, где кончается здравый смысл.

В чем суть ордынского (монгольского) «белого» мифа?

Почему монгольский «белый» миф важен для нас сегодня?

Своей огромной объединительной силой. Разрозненные, мелкие княжества, рассыпанные деревни лесных народов, множество традиций, религий, исповеданий на 300 лет объединяются в несокрушимую единую силу.

Распад Советского Союза показывает, эта объединительная сила потеряна. Единую Державу растащили по национальным квартирам. Разъединены семьи. Разлажены производства. Разъединены экономики. Разъединены армии. Разъединены идеологии. Разъединены религии и церкви.

Распад Союза не был военным поражением – армия была сильна. Ядерный щит мог остановить любого агрессора.

Распад Союза не был экономическим поражением. Экономика была не наилучшей, но прочной, основанной на собственном производстве, способной выдержать любую внешнюю блокаду – и были несметные запасы ценного энергетического сырья на продажу.

Распад Союза был поражением идеологическим!

Люди перестали верить  в «белый» миф советской системы.  После потрясений революции, после разрухи,  - поверили, как утопающий хватается за соломинку. Потом стали находить дыры. И потянулись к Солженицыну, к Зиновьеву и Войновичу. И поняли, что советский «белый» миф слаб. Много дыр. Много несправедливости и обмана. Не соответствует национальной системе ценностей, национальным архетипам сознания.

Тут бы идеологам засучить рукава и поработать, как следует! Довести «белый» миф до совершенства. Люди созрели к тому, чтобы знать правду – хорошо! Так дать им эту правду! Исторический идеализм в дополнение к историческому материализму. «История всех существовавших обществ – это история борьбы идеологий, а не только классов». Выявить национальные архетипы, источники национальной системы  ценностей и ввести их в идеологическую систему. И все стало бы на свои места.

Попытались. Но не смогли. «Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи…». Ум, честь, совесть, добрая воля – это и в самом деле наши лучшие этические  ценности. Но зачем с ними так неуважительно, по-хамски. Как хлеб у кулака – взять и отобрать. Или Правда. В самом деле – глубокая, коренная национальная ценность. Так зачем же этим словом называть политическую газету, в которой отслеживаются все извилины политического курса? Вранье о вчерашнем вранье – еще не правда!

Не осилили. Состарились, обленились, да и интеллекта не хватило. И образования тоже. Рабочий класс – он не самый образованный, хоть и шустрый, прав Маркс. (Кстати, китайцы - справились)

Вместо этого началась идеологическая борьба. Не «где правда и где неправда», а «где наша идеология и где не наша идеология». А такой борьбе выживает, конечно, сильнейший. Но выживает при этом - из ума (выражение В. Матизена).

При одном слове «идеология» у людей начинались приступы тошноты. Это слово стало означать лицемерие, ложь, разбрасывание слов на ветер, опошление, оглупление. В расчете на то, что поверят дураки. А люди  сначала притворятся, что одурачены, а потом и в самом деле станут дураками. И этими дураками можно будет манипулировать. И дураков будет много.

Только дураков оказалось как раз мало. Вот и оголилась линия идеологического фронта. А идеологические противники усилили нажим и прорвались. И не верили своему счастью – сколько денег вбухивали в идеологическую  войну – и все зря. А тут на тебе – прорвались. Не имея ничего за душой – только «черный» миф о советской «империи зла». И дешевые видеомагнитофоны.

Выводы.

1. Монгольская (ордынская) идея – это идеологическая основа объединения множества народов, в том числе славянских и финно-угорских, в одно большое государство с множеством языков, религий, верований и традиций, с общей духовностью, культурой и технологиями.

2. Монголы (ордынцы) в данном контексте  – это единый многонациональный народ, объединенный ордынской идеей.

3. Одновременно монголы – мифический народ, реальный или вымышленный, являющийся коллективным персонажем монгольского «белого» мифа.

4. «Черным» мифам нужно верить с большой осторожностью. В том числе «черному» мифу о монголо-татарском нашествии, или о страшном Иоанне Грозном с его опричниной, или о сверх-жестокстях сталинских репрессий, и об отсталости СССР, или о том, что русские вместе с немцами были зачинщиками 2-й мировой войны.

Tags: СССР, белый миф, монголы, русские, черный миф
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments