Николай Филипьев (filipiev) wrote,
Николай Филипьев
filipiev

Category:

Легенда, которая наводит на размышления.....

Легенда о пастухе Тимучине,
рассказанная тибетским ламой.
tibet
       Свободный народ монголы. Пасут свой скот на обширных степях и не знают над собой власти. Попробуешь монгола удержать – разберет свою кибитку, посадит на лошадей семью, погонит скот и уйдет на одному ему известное дальнее пастбище.
      Свободно они живут. Обычаи их просты и дышится им легко. Вот только притеснять их стали соседи-китайцы. Дороги и крепости строят. Заставы на дорогах. Дань заставляют платить. Учет ведут – кто, где, сколько, когда. Нападают неожиданно. Разоряют жестоко. Как справиться с ними?
      Объединяться надо – говорят старики. В большой народ, в единую силу. А кто же вожаком станет, хаганом? Кого послушает свободный монгол, за кем пойдет? Собирались старейшины, рядили – но нет ответа. Нет, не станут монголы слушать никого. Так что же, – они добыча китайцев! Потому, что духом свободные? Что – то здесь не так. Должно быть решение…


   И вот, вспомнил кто-то, что в далекой Стране Снегов, на Тибете, есть древний Город в Горах. И тысячи монастырей вокруг. И сотни тысяч подвижников. И там есть древние книги и ученые Ламы, которые хранят мудрость тысячелетий. И не бывает у них вопросов без ответа.
      И решили собраться в далекий путь, принести подарки Великому Ламе и испросить у него – как объединить монгол?
      Трудный был путь, но и вопрос был важный. Добрались они и до Страны Снегов и до Города в Горах и нашли Великого Ламу, подарили богатые подарки и предстали перед ним.
      - Знаю, сказал Лама, я ваш вопрос. Кого послушает свободный монгол, за кем пойдет? А если не слушает никого, то как объединиться против китайцев?
      И сам спросил:
      - А если случится монголу заболеть – слушает ли монгол врача - целителя?
      - Не всегда, - ответил старейшина. - Обманщиков среди них много. Потому и зовутся – врачи. Один и помочь хочет, но не умеет, только вредит.
Другой умеет, но корыстен и богатеть хочет на чужом несчастии. Третий хочет, чтобы бедные не болели, а богатые не выздоравливали. Очень мало хороших. Но хорошим мы верим и слушаем их, если больны.
      - Если больны! – воскликнул Лама – разве не болезнь ваша беззащитность перед китайцами?
      - А есть ли среди вас целители?
      - Есть один, молодой пастух. Темучин его зовут. Как узнал, что мы сюда, в  Страну Снегов, направляемся, захотел с нами ехать. Поучиться у ваших монахов хотел – давняя мечта, говорит. Особенно травы целебные его интересуют. Но с нами сейчас его нет. Молод еще в наших делах участвовать.
      - Приведите его ко мне!
      И привели. И спросил Лама.
      - Ты лечишь не только лошадей и овец, но и людей. Слушают ли они тебя?
      - Слушают. Но только когда сильно болеют. Иногда поздно бывает. А до того только на себя надеются. Не доверяют. Для нас, целителей, недоверие хуже, чем сама болезнь. Сколько людей спасти можно было бы, если бы вовремя пришли ко мне!
      - А если приходит к тебе бедный человек, которому и заплатить за лечение нечем, - ты помогаешь ему?
      - Как можно отказать, Великий Лама! Счастье уже в том, что доверяет он мне, и делает все, как нужно. Такие и выздоравливают быстрее.
      - Значит, главный враг целителя – недоверие. А не та же проблема у властителя – хагана? Врачу не доверяют, потому, что есть недобросовестные целители, Хагану не верят, потому что он власти для себя ищет, а не для людей.
      - Похожая ситуация. Ну, а для кого хагану власти искать, как не для себя самого? Народ - он только считает себя достойным хорошей власти, а дай ему волю – тут и начнется... Власть должна, власть обязана – а самим что-то сделать, самому поддержать, взять хоть какую-нибудь ответственность, чем-то пожертвовать – нет уж, не я, другие, мне семью кормить надо. А власть ослабеет – бунт! Бить, жечь, громить, разорять!
Вот и стремятся к власти, чтобы для себя, а не для других. И потому свободные монголы никакой власти не доверяют.
- А если хаган никакой власти для себя иметь не будет, а сам должен будет служить?
- Кому служить?
- Служить Закону!
 - Мы знаем и про закон. Наши соседи, гунны, в далекие земли пошли, в Рим. И завоевали его.
Потому что нашли в нем одно рабство. Рабов заковывают в цепи, мучают, злят. Те от злости в каменоломнях камень крушат. Из камня строят дома в большом городе. И эти дома хуже рабских цепей привязывают. От них не отойдешь – отнимут, отсудят. Теснота, шум, духота, смрад.
Оружие у них было хорошее. И в строю действовали слаженно. Но делали это как рабы. Заученно, тяжело и тупо. Ни воинского задора, ни доблести, ни подвига, ни смекалки.
Вот они и жили под законом. Вроде бы и хорошие вещи в законе записаны. Но путано все и сложно.                Нормальный человек не разберется. Специальный законник нужен. Хороший законник он в законе всегда лазейку найдет. Кого надо обвинит, кого надо оправдает. А в результате – всегда в пользу того, у кого власть, или того, кто больше заплатит. А кто больше заплатит – тот, кто украл, или у кого украли?
       От этого закона римляне все достоинство человеческое растеряли. Взятки чиновникам и судейским, самоуправство, спесь, разврат, бессмысленная роскошь, вредящая здоровью и разрушающая душу, зверские инстинкты в кровавых зрелищах…
      Огромная страна, великолепное оружие, твердый строй – а дикое свободное племя гуннов, конные лучники захватывают ее и ставят свои хижины на площадях.
  Нет, ни монголы, ни их хаган, когда его найдут, не станут служить такому закону. Иначе станем такими же рабами, как римляне, жалкими и злобными.
  Великий Лама расхохотался.
  - Ты молод, Тимучин! Но душа твоя чиста, и ум ясен. И ты много знаешь для молодого пастуха. Однако ты знаешь не все. Я расскажу тебе то, чего ты не знаешь. И, может быть, ты изменишь свое мнение о законе.
    - Расскажешь мне? Почему же так много чести  юноше, в то время как старейшины проделали этот длинный путь, чтобы предстать перед тобой!
     - Ты лучший целитель, Тимучин. Это значит, что тебе верят больше, чем другим монголам. Это значит, что именно тебе быть Верховным Хаганом монгол. Это значит, что именно ты будешь служить Великому Закону Правды. И не будет у тебя никакой власти для себя.
     - Ты сказал, я молод. Кто же пойдет за мной? У меня и семьи нет. Только мать. Ее зовут Белая Кобылица за ее светлые, почти белые волосы. Но разве это имя для матери Великого Хагана Монгол? Здесь наши старейшины – как я найду их уважение?
      - Монголы больны. Их болезнь – не способность объединиться перед опасностью. Лечить болезнь может только целитель. Они сами назвали тебя лучшим целителем. Они сами сказали, что целитель – это тот, кому верят монголы. Они должны послушать, иначе болезнь победит их.
  - Я молод, мне не хватает знаний и опыта.
   - Твой ум быстр и душа чиста. Я испытал тебя. И ты находишься в Месте, где с тобой поделятся недостающим. Ни один твой вопрос не останется без ответа. Но именно ты сможешь задать правильные вопросы.
  - Тогда расскажи нам всем о Законе Правды (правда – славянское слово; соответствующее ему монгольское слово - Яса)
    - Хорошо. Слушайте…

  Давным-давно, много тысячелетий назад Землю населяли доблестные, мудрые и могущественные люди. Их знания были совершенны. Их жизнь была полна радости.
И вот однажды на них надвинулась большая беда. Огромные массы льда, тысячелетиями накопленные в далеких холодных странах, стронулись с места и поплыли по водам теплого Океана, неся с собой холод и невероятное количество талой воды. Вода стала затоплять пастбища и обрабатываемые земли, жилища, леса и луга. Проснулись вулканы. Начались землетрясения, ураганы, тайфуны. И все, что построили люди, все, что оберегало их жизнь, что их кормило и поило, все оказалось разрушено.
        Но их знания были совершенны. Они заранее предвидели катастрофу и готовились к ней. Им стало ясно, что лишь немногие смогут ее пережить. И борьба за жизнь будет тяжелой. А те немногие, кто выживут, начнут все строить сначала. Пройдут столетия, прежде чем новые люди вернутся к нормальной жизни. И за это время все знания будут потеряны.
        И решили собрать все знания,  изложить их простым языком, написать простыми знаками на надежном пергаменте и оставить далеким потомкам. Нам с вами. И оставить в надежных укрытиях, чтобы их нашли и передали другим. И оставить служителей, которые во время страшных бед позаботятся о книгах.
       Таких мест было несколько. Одно из них было отмечено теми самыми пирамидами, которые почитаются чудом света. Книги эти перенесены были потом в Александрийскую библиотеку. Римляне ее сожгли. Потому что их закон не был Законом Правды. А Закон Правды был главным сокровищем в знаниях древних. Александрийскую библиотеку сожгли, чтобы скрыть от людей этот Великий Закон. Потому законы Рима стали жалким оправданием их невежества и злобы. Потому Рим и стал такой легкой добычей для завоевателей.
          Ради вашей нужды, старейшины, и ты, будущий Великий Хаган, я поведаю вам тайну. Мы знаем и бережем одно из мест, где хранятся древние знания. Мы бережно переписываем древние книги, хотя много для нас остается неясным. Как сила молнии может вращать колеса или передавать мысли? Древние умели это.
            Но где находится это место, мы не скажем никому. Оно защищено надежно. После Александрийской библиотеки это, может быть последнее убежище древнего знания. Невежественные люди слепы. Они могут осквернить Величайшую Ценность, не ведая, на что поднимают руку.
       - Благодарим тебя за доверие, Великий Лама. Ты сказал нам, что Закон Правды, которому должен служить Верховный Хаган, пришел от мудрых и могущественных людей прошлого. Их книги хранятся в великой тайне и ты, Великий Лама, допущен к ней.
А что ты можешь сказать нам о самом Законе? К чему он нас приведет? Что в нем записано? В чем его тайная сила?
    - Слушайте…

Всегда, во все времена, Закон Правды приводил к объединению людей. Люди оставались независимыми и свободными, но действовали как единая сила, не тяготясь своим местом в большом общем деле. Поэтому вооружитесь Законом Правды и служите ему. И поставьте главным служителем Верховного Хагана – молодого, честного и доверенного человека, такого как целитель Темучин.
         Закон записан ясно и коротко, так, что для его толкования не нужны законники.
Каждый взрослый человек может и должен судить по Закону.
Как он читается?
      Первое. Человек Правды – это тот, кто неуклонно и самоотверженно следует Закону Правды. Жизнь Человека Правды – бесценна. Никто не смеет посягнуть на нее, кроме суда Людей Правды, добросовестно разобравшихся во всех обстоятельствах.
     Второе. Если праведный человек окажется в беде или опасности, другие Люди Правды самоотверженно и мужественно приходят ему на помощь, даже если приходится самим эту беду или опасность разделить.
       Третье. Самым ценным в общении праведных людей является доверие.
Доверие нужно всемерно оберегать. Доверие соединяет людей и делает их сильными. Недоверие же разобщает и делает добычей сильных. Доверие разрушают: обман, невежество и недоверчивый характер. Невежество - это тоже тонкий способ обмана. Человек утверждает, что знает вопрос, а на самом деле знаком лишь поверхностно – значит, будет делать грубые ошибки и вызовет недоверие. И недоверчивый характер – тоже обман. Подозревает кого-то, а доказательства не собрал, пытается за правду выдать свои необоснованные и пристрастные подозрения. Поэтомунедопустим самый малый обман доверяющего. И необоснованное подозрение также.

          Из этого следуют два пункта о Праведной Укоризне.
Человек полностью свободен в своей вере, в своих мыслях и поступках. Только два преступления для него запрещены. Долг каждого человека Правды не оставлять, а расследовать и судить эти преступления, если он с ними столкнется.
       Первое. Каждый, кто откажет в помощи Человеку Правды в случае беды или опасности подлежит укоризне, и ему не место среди Людей Правды.
      Второе. Каждый, кто обманет доверяющего ему Человека Правды, либо необоснованным недоверием оскорбит его, подлежит укоризне, и ему не место среди Людей Правды.
      Нет нужды в законниках. Суд должен понять – был ли обман, был ли отказ в помощи – или не было. Не было обмана – не было и преступления. Был обман, был он использован против доверяющего – было преступление, за какие хитросплетения закона не спрятался бы обманщик. Все просто и честно.

   - А может ли Человек Правды отказаться судить?
   - Нет. Это означает оставить обманутого в беде или опасности. Первый пункт укоризны.
     - Я целитель. Иногда мои процедуры приносят боль. Например, когда зуб нужно вырвать. Я говорю, что больно не будет, и это в самом деле уменьшает боль. Но это обман! Преступление ли это?
     - Нет! Обман не направлен против доверяющего. Злоупотребления доверием нет. Кроме того, первый закон – о помощи в беде - оправдывает незлонамеренное нарушение второго.
    - У меня однажды украли седло в дороге – я не мог ехать быстро, и в результате случилось несчастье. Но обмана не было! Значит не было и преступления! Это не справедливо!
      - Был обман. Ты доверил встречному своего коня и подпругу. А он не оправдал доверие и украл. Обман - это все, что нарушает доверие.
       - Ты еще не сказал нам про укоризну, Великий Лама! Как укорять человека, если он совершил преступление.
        - Главное, не допустить повторения преступления и потери доверия. Если ребенок еще, семьи своей не имеет, то родители укорять должны. А если взрослый человек…
    Лама сделал грустную паузу.
   - Не должно быть ни жестокости, ни унижений, ни порабощения. И кровь нельзя проливать. Изгнать его нужно из сообщества Людей Правды. На время или навсегда.
    - А если не уходит? Все ведь свободные люди. А если изгнание хуже смерти? Уйдет, а его китайцы в рабство обратят…
    - Жизнь Людей Правды бесценна. Но тот, кто совершил преступление, уже не Человек Правды. Закон его не защищает. Цена Правды выше цены жизни. Цена жизни преступника меньше цены доверия среди Людей Правды. Если изгнание невозможно, тогда - безболезненное прекращение жизни.
    - Значит казнь! Мы видели много казней! Жестокое зрелище! И у тех, кто смотрит на нее, что-то звериное в душе пробуждается…
    - Я Лама, и я боготворю жизнь. Я молюсь о спасении всех живых существ. Когда босыми ногами иду по тропинке, слежу, чтобы не задавить муравья. А разрушитель доверия уничтожает тысячи жизней. Казнящий преступника спасает их. Но мне претит говорить о казнях.
Может быть, ты скажешь, целитель Тимучин? Тебе ведь, как хирургу, приходится решать, где отрезать, чтобы остальную жизнь сохранить.
     - Трудный вопрос, Великий Лама. Я встречал людей, которые падали с коня и ударялись спиной о бревно или камень. Позвоночник ломался, и их нельзя было спасти… Но они не чувствовали боли… Они взглядом прощались с родными и друзьями, иногда даже могли говорить… Они молились, и медленно, без страданий угасали. Наверное, такой и должна быть правильная укоризна – без унижения, без порабощения, без жестокости и без пролития крови…

      - Великий Лама! Как мы убедим монгол, что нужно жить по Закону Правды? Послушают ли они нас?
      - Каждый хочет, чтобы его не обманывали. И чтобы помогли в беде. А сделать нужно так мало – самому не обманывать и помочь. Важно убедить их, что теперь, во время большой беды, иначе нельзя. Иначе победят китайцы.
      - Мы свободные люди. И свободны в выборе своей веры. Некоторые в религию предков верят, другие к шаманам ходят, а многие исповедуют веру святого старца Нестория, о спасении души через Иисуса Христа, сына Божия. И нет доверия между людьми разной веры. Все свою веру только истинной почитают, а других осмеивают кощунственно. Как установить понимание между людьми разной веры.
    - Все религии и веры от одного Источника происходят. Мы на Тибете называем его великим Дхармой. Имя Дхарма означает «Тот, Кто Есть На Самом Деле». И потому каждая вера, которая от Дхармы, учит одной и той же Правде. Спросите христиан - нужно ли помогать христианам в беде или опасности? Допустимо ли, чтобы христианин обманывал христианина? Спросите у всех - и ответ будет один. А если это так важно, почему не договориться между религиями? Каждый волен следовать своей вере или традиции, считать ее самой душеспасительной, любить своих братьев по вере и…уважать своих братьев по Правде! Хоть и не единоверцев, а едино - Правдцев.
И Богу будут служить Верой и Правдой.
   Тогда религии заключат между собой Союз Правды – взаимопомощи и взаимного доверия. И включат слово Правда в название самой своей союзной религии… 
На том и расстались пастух Тимучин и Великий Лама…

         Прошло пять лет.
И прибыли в Тибет гонцы от Чингис – хана, Великого Хагана монгол. И поведали они, что войско Тимучина непобедимо, и множество народов приняло Закон Правды, и объединились в Великую Орду, и благословляют его, потому что жить по Правде легко. И нет обмана. И платят они все налог (дань) на содержание войска и строительство дорог. Потому, что дороги очень нужны, для того, чтобы обжить непроходимые леса и пустыни, чтобы соединить союзные земли, чтобы наладить выгодный обмен и торговлю. И дань платят охотно, потому, что жизнь улучшается, и войско сильно и защита надежная.
      И помнит Великий Хаган об их встрече, и благодарит за науку, и защиту своим войском от любых врагов предлагает. И дани не просит – помнит, трудна жизнь в далекой Стране Снегов. Об одном только просит Великий Хаган - искусны целители на Тибете и мудры тибетские ламы, нужна их помощь и совет на новых обживаемых землях, просит присылать их в Орду. И с радостью ответил Великий Лама, что поможет. И написали договор, и скрепили печатями.
      Прошло еще восемьсот лет. Расцвела и распалась великая Орда, и слово монголо-татары стало проклятием, и забыли закон Правды, и по римским законам судить стали. И обман возвысил одних, и унизил других. И были смуты. И были революции. Но нет Правды и нет доверия. И не объединяются народы, а дробятся, дробятся… И была революция в Китае. И китайцы, глотнув каплю Правды, объединились. И напали на древний Тибет. Разорили его и изгнали Великого Ламу.
Почему же вы, китайцы, такое беззаконие устроили? – говорят им в «международном сообществе». А те отвечают – мы, китайцы, правопреемники Великой Орды. А Тибет входил в Орду. И платил дань. Правда, не деньгами, а ламами-целителями. А потому Тибет – исконно китайская территория.

     А вы, русские, вы почему молчите? Разве не русские племена составляли основное войско Орды? Да и была ли Орда империей? Содружество народов и религий. Православные, правоверные, христиане, иудеи, мусульмане, буддисты и язычники. И все по закону Ясы, по вашему - по Правде, друг друга защищали и сотрудничали. И разделились мирно. Постояли при Угре, постояли… Не мог монгол на монгола руку поднять. Границу обозначили и разошлись. Почему китайцы себя преемниками Орды считают? Ну завоевал Субудай китайцев, ну было дело. Но китайцы монголами так и не стали. Скорей наместники окитаились. И у коренных монгол раскосые глаза появились.
У вас прав не меньше.  И у татар, и у узбеков. Именно вы, татары и русские, были основой Орды. Но нет - придумали себе сказку про «злых татаровей». Третьим Римом захотели стать. Да не может Рим стоять долго. Сколько будет Римов, столько будут «падоша». Гитлер свой Рейх поставил – долго ли он стоял?
Пора бы вам, русским, поглубже разобраться со всей этой Ордой, Третьим Римом, с китайцами и Тибетом. И принять достойное решение.

    На том и закончился рассказ тибетского ламы.
Странным был этот рассказ, странное было время, 70-е годы, время, когда от мыслей – а все ли хорошо у коммунистов – думающая интеллигенция робко заинтересовалась йогой, потом восточным оккультизмом и целительством. Потом наступила эпоха «стремительно крестящихся йогов», задушевные беседы в загородной церкви у отца Александра Меня, открытие нового мира духовной культуры и церковной традиции. И этот мир был тоже странным… И теософы, антропософы, и тибетская книга мертвых «Бардо Тодол». И увлекательные исследования француженки Давид-Ноэль о странном, очень странном и таком духовном Тибете.
            И вдруг … неожиданная встреча с тибетским ламой и разговор, к которому я не был готов. Я и имя его не помню. И еще гортанные очень, с подвыванием. Коричневая мантия, похожая на римскую тогу, с одним открытым плечом. Крепкое телосложение, невысокий рост, коренастый, короткая черная стрижка. Белейшие здоровые зубы, быстрая речь, русский с акцентом, но беглый. О себе не рассказывает. Мне этот рассказ был как ушат холодной воды на голову.

              Но было о чем подумать…

Tags: Правда, власть, дама, доверие, монголы, обман, целитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments