Николай Филипьев (filipiev) wrote,
Николай Филипьев
filipiev

Запад и Западня Третьего Рима. Третий Рим впадает в зависимость от Римского Католичества

москва2 Наследство византийского проекта Третий Рим.

      Сначала патриарха Никона "высекли", потом Церковь подчинили, а уже потом уже и патриарха казнили. И отменили патриаршество. И назначили Священный Синод – специальную комиссию по делам церкви.

       А что новая никонианская церковь? Превзошла ли благочестием старообрядческую?

      Предоставим слово Александру Бушкову.
       «Архиерей в провинции заставлял водить себя под руки  и  шествовал  не иначе, как под звон колоколов. Тех, кто являлся для поставления  в  священники, владыка держал на крыльце в любую погоду  по  несколько часов.
Перевестись из одного прихода в другой  можно  было  только  за  взятку. Встречались архиереи, во всеуслышание бранившие прямо в  церкви  простых священников, даже бившие их, сажавшие в цепи и в  колодки (повторяю,  я цитирую не "антирелигиозные" листки и брошюры, а работы православных историков царских времен).
Низшее духовенство, третируемое и угнетаемое, порой и не  заслуживало "деликатного" обращения. В огромном большинстве своем оно не  только  не могло "наизусть проповедовать догматы и законы Св. Писания", но  и  едва разумело грамоте.
         Многие "проникали" в священники благодаря взятке. Отцы Собора 1667 г. прямо констатировали, что в священники попадают "сельские невежды, из коих иные и скота пасти не умели".



       Доходило до того, что этакие "отцы-пастыри", чтобы быстрее отвязаться от длинной церковной службы,  читали  молитвы... в  шапку,  принесенную родственником того, кто не мог или не хотел идти в церковь.  Дома  "прогульщик" надевал эту шапку на специально выбритую макушку  -  и  считал, что отныне на него и без посещения храма снизошла благодать.  Попадались священники, служившие молебны под дубом, а потом раздававшие ветки и желуди, как освященные - конечно, не бесплатно.
         Небрежное отношение к себе и своему сану отражалось даже в одежде. По словам современника, "...иной такой пресвитер возложит на ся одежду златотканую, а на ногах лапти во всякой грязи обваленные, а  кафтан  нижний весь гнусен".
          Еще в XVII в. жаловались на  "безместных  попов",  кучками сидевших у московских Спасских ворот и на Варварке: "...безчинства чинят всякие, меж себя бранятся и укоризны чинят скаредные и  смехотворные,  а иные меж себя играют и на кулачки бьются".
          В  документах  того  времени частенько попадаются даже дела о священниках, которых прихожане "били  и увечили", не пуская в церковь - конечно, из-за  образа  жизни  "духовных наставников".
Опять-таки современники с нескрываемой горечью пишут, что в монастыри стали уходить отнюдь не в поисках душевного спасения.
        Ростовский епископ Георгий Дашков в письме царю с отчаянием сообщает, что чернецы его епархии "спились и заворовались".  Монахи за плату венчали браки (что им было по церковному уставу строжайше запрещено), давали деньги в рост. Отмечались случаи, когда муж, желая избавиться от жены, призывал в дом  "неведомого монаха", и тот насильно постригал женщину в инокини.
       Дошло до того, что в Москве, в Успенском соборе, дьяконы из  озорства бросали воском в служащих молебен  священников.  Митрополит  ростовский, впоследствии канонизированный, Димитрий, с горечью писал:
      "Окаянное наше время! И не знаю, кого прежде надобно винить, сеятелей или  землю,  священников или сердца человеческие, или тех и других вместе? Иереи  небрегут, а люди заблуждаются, иереи не учат, а люди невежествуют, иереи слова Божьего не проповедуют, а люди не слушают и слушать не хотят. С обеих сторон худо: иереи глупы, а люди неразумны... О, окаянные иереи, не  радящие о доме своем!"
Св. Димитрий Ростовский подробно объяснял, что но имел в виду,  обрушиваясь на "окаянных иереев": "Что тебя привело в чин священнический, то ли, дабы спасти себя и других? Вовсе нет, а чтобы прокормить жену, детей и домашних...
             Ты поискал Иисуса не для Иисуса, а для хлеба куса!"
            Короче говоря, "церковное образование и просвещение народа  остановилось, церковная благотворительность не существовала, духовенство в массе своей не стояло выше паствы, а паства опускалась до  глубин  невежества, грубости, безнравственности, равнодушия в вопросах веры, суеверного  отношения к ним. Церковь, как носительница нравственных начал в жизни  государства, переставала существовать, не в состоянии поддерживать себя  и  свое достоинство".»

         «В январе  1721  г.  был  учрежден  святейший  синод  -  чисто  чиновничье-светское, бюрократическое учреждение, управлявшее отныне церковными делами. Во главе его встал гражданский чиновник, обер-прокурор - "око государево", очень скоро превратившийся в полновластного диктатора.
 В Сенате к тамошнему обер-прокурору были приставлены фискалы.  Равным образом и к обер-прокурору синода совершенно официально  приставили  чиновников со схожими функциями, именовавшихся... инквизиторами,  с  "прото-инквизитором" во главе.
            Подробно описывать деятельность этого учреждения я не стану  -  скажу лишь, что и его постигла участь всех петровских нововведений. "Исправление зол  церковной  жизни"  обернулось  созданием  очередной  "командной структуры". В 1857 г. известный русский писатель по  церковным  вопросам А.Н. Муравьев говорил: "В наше  время  обер-прокурор  святейшего  синода пользуется столь неограниченной властью, какой не  пользовался  ни  один патриарх: простой подписью "читал" и "исполнить" он решает самые  важные церковные дела".
 Церковь превратилась в простое дополнение к  бюрократической  машине, этакую шестеренку, катастрофически теряя авторитет в народе. Доходило до грустных курьезов: при Александре I, высочайшем покровителе всей и  всяческой мистики, министр духовных (!) дел князь Голицын был членом  близкой к "хлыстам" и скопцам секты, известной как "корабль Екатерины  Татариновой". Только Николай 1 разогнал  всевозможные  "корабли",  "кружки", сектантские колонии и еретические общества».


                А как же наука и технологии? В римско-католическом проекте развитие науки произошло вследствие высокого уровня церковного образования. Только впоследствии наука, искусство и образование отделилась от церкви и отошли к короне.
             Здесь авторы проекта «Третий Рим» решили «срезать угол». Сразу и напрямую науку, искусства, образование и технологии поставить под контроль светской власти. Императорская академия наук. Императорская академия художеств. Адмиралтейство. Кунсткамера. Все это светские институты. А церковно-приходские школы стали символом никудышнего образования. Духовные семинарии были лучше, но по уровню образования все равно уступали светским гимназиям.
            В результате в области науки, культуры и образования  Россия оказалась наследницей римско-католического Запада. А вместе с культурой приходит и система ценностей. Какая? Западная. Римско-католическая в прошлом. А потом просветительская. А потом буржуазная.

              В этой, западной системе ценностей - кто главный враг? Азиатские варвары. Поганые (pagans), дикие и свирепые. Ордынцы. Их этнические предки. Славяне.
Но мы то ведь не варвары! Разве мы можем быть потомками тех самых монгол? Это были другие монголы. Мы их нашли. На границе с Китаем. У них и лица с раскосыми глазами, как у китайцев. И вообще они дикие кочевники. И сами мы тоже пострадавшие. Под игом у них были 300 лет. Но, зато, это мы защитили Европу от дикарей. У них недостало силы идти дальше! Мы тоже, хоть и отсталые, но защитники вашей, европейской системы ценностей.
Вот так и возник «черный» миф о монголо-татарском иге.

        И европейцы нас поглаживают по головке, мол, хорошо, мол, молодцы, исправляетесь.  И ни в грош не верят нашим оправданиям.

        Правильно не верят. И нам не стоит себя обманывать. Не европейцы мы. Мы из другого прошлого. У нас другие архетипы сознания. И потому, у нас и другое будущее. И у нас есть еще надежда прийти на похороны Европы в своем национальном костюме. И вспомнить ее добрым словом. А может быть, и помочь Европе выздороветь.

А что же с проектом «Третий Рим»?

        Произошла чудовищная вещь. Когда-то мощная единая культура разделилась на три непримиримо антагонистические части.

   - Элитарно – дворянская культура. Она идет по стопам Западной цивилизации, принимая, частично или полностью, ее систему ценностей. Ее атеизм, гуманитарную направленность, ее рациональность, научность, технологичность и непримиримость к исторически созревшей в России системе ценностей. Это, одновременно, и чванство русского барина, и обломовщина, и маниловщина. «Духи русской революции» - так назвал Николай Бердяев гоголевских помещиков из «Мертвых душ»

   - Православно-крестьянская культура. Здесь невежество и жадность священников, убожество сиротских домов, церковно-приходское убогое образование, суеверия сорочинской   ярмарки, язычество, тесно сплетенное с христианством, непонимание догматов христианской веры. И уверенность в том, что другого христианства не бывает. Что так верили деды и отцы. Предсказанный Марксом идиотизм деревенской жизни. Главное стремление – надо отсюда выбраться. Куда? В неведомую лучшую жизнь.
           Отсюда гениальное «послезавтра уходим» Стругацких.

    - Старообрядчество и «Казачья Орда». Здесь попытки, невзирая на всяческое притеснение, сохранить ту культуру, и ту систему ценностей, которые достались в наследство от Орды. Настоящее подвижническое православное христианство. Взаимопомощь и сотрудничество.
        Старообрядцев отовсюду вытесняют. На границы с агрессивными соседними народами и недружественными государствами. В тайгу, в Сибирь, на вечную мерзлоту, на Белое море.  В трудные условия жизни. Их «опускают».
        Старообрядцы становятся хорошими купцами. Они налаживают жизнеобеспечение в труднейших климатических условиях. Они сотрудничают. У них высокая взаимовыручка и взаимное доверие. Они совмещают обработку земли с ее защитой.
         И все же они угнетены. У них нет доступа к образованию и ресурсам. Они не могут мобилизовать средства на высокотехнологичные производства. Они не могут строить свои города. Они вынуждены скрывать свою веру. Они замкнуты. Они передают свой образ жизни и традиции по наследству, не вовлекая новых людей. Их сторонятся, потому, что они иноверцы и власти преследуют их. Случалось, что старообрядцы, не выдержав нечеловеческих притеснений, и отчаявшись построить честную жизнь по Правде, совершали самосожжение.

       Еще раз послушаем Бушкова.

 « До сих пор в исторической (сугубо научной и художественной) литературе описывается, как "фанатичные староверы" занимаются самосожжением.  И мало кто знает, Что в 1691 г. двести самых уважаемых "иноков и учителей" старообрядчества, собравшись на совет, единогласно осудили практику  самосожжения, и в самом деле встречавшуюся. Было  выпущено  "отразительное писание", беспощадно осуждавшее проповедников самосожжения, как  одержимых "неразумным и бесовским наваждением".
     А посему читателю  представляется самому определить, к то же в таком случае виноват в  многочисленных массовых сожжениях старообрядцев во времена царствования Петра, кто подносил огонь к избам, где были заперты староверы...


   Лично мне гораздо ближе точка зрения историка П.Н. Милюкова, писавшего: "Ценой разорения страны Россия возведена  была  в  ранг  европейской державы..."».

          Что тут добавить?  Нет, не только ценой разорения страны.
Ценой разделения единой культуры.
Ценой демонизации и предательства  Ордынской идеи.
Ценой потери продвинутой системы этических ценностей.
Ценой унаследования проблем, не решенных римско-католическим цивилизационным проектом.
Ценой перехода в статус нерадивого ученика среди старших европейских товарищей.
Ценой принятия продвинутой, но совершенно чуждой системы ценностей.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments