Николай Филипьев (filipiev) wrote,
Николай Филипьев
filipiev

Крепостное право. Уклон в сторону католического феодализма. Продолжение Орды в казачестве.

юДень


                  Орда ослабла. Орда распадается. Ханская ставка пока еще жива. Туда по-прежнему ездят за ярлыками на княжение. Но вот закон Ясы перестает, понемногу, работать. Инфраструктура цела. Дороги поддерживаются. Но появляется новый персонаж. Разбойник с большой дороги.

         - Как? Разбой на дороге – это же злоупотребление доверием путников! Это же нарушение Правды! Путник доверился, без оружия и охраны, а его ограбили!Да за это же…
           - А кто «за это же»? Татарин из Орды? Так его же прогнали! А князь отродясь такими делами не занимался.
            - Значит, идти ко князю! У него же дружина! Он наведет порядок!
           - Дружина мала, да и с разбойниками разбираться не умеет. Тут на каждой версте нужно человека поставить. И не одного.
        - Тогда специальных людей нужно, обученных против разбойников. Такой человек называется болярин.
        - А что, болярин детей бросит, хлеба сеять не будет, а тебе против разбойников воевать пойдет? А коли разбойник покалечит его, то что, твоему болярину по дворам, милостыню Христа ради просить?
         - Оброк ему платить будем.  За охрану. Дань малую. Сможет и без хозяйства прожить.
          - А дом ему надо содержать? Или будет спать на улице?
          -  И с домом поможем. Не постыдится болярин своей для нас службы.
           - А кто в боляре запишется? Я не пойду. У меня хозяйство. И дети малые. Может тебе пойти?
           - И я не пойду. У нашего крестьянина и снега зимой не допросишься. А тут оброк. Ходить по дворам и просить
           – подайте, чтобы умереть для вашей безопасности. Нет, другого ищите.
           - Пойдем ко князю, пусть он болярина даст, из дружинников.
           - Не даст. Все просят, а дружинников мало.

             Пока идут такие разговоры, грабежи продолжаются. Грабят на дорогах. Грабят дома и крестьянские подворья. Грабят мастерские. Грабят уже в городах. Орды уже нет. Князь не справляется. А пока нет отпора, разбойнички продолжают шалить.

                Выхода всего два.
          Первый. Крестьянам самим вооружиться и вспомнить подзабытые ордынские традиции. Выбрать хана – после отпадения от Орды это уже плохое слово - стали называть «атаман». По Фоменко, напомню, – турецкий вариант этого слова «оттоман» или «осман». И действовать по его приказу. Выследить разбойничков, окружить, изловить и разобраться с ними. Кого повесить, с кого слово взять, а кого и к делу пристроить.
           А если есть атаман, то нужен ли князь? Согласится ли князь на присутствие другой суверенной силы? Ой, не всегда согласится! Только когда сам не справляется.
           Поэтому такое решение характерно для окраин. Они-то и будут долгое время значиться как «земли казачьей Орды». Выбранные боевые атаманы образуют свою иерархию.
           Куренной, кошевой, станичный атаман. Атаманов выбирают.
К ним полное доверие. Чиновной структуры нет. Но нет и «разделения труда». Одни и те же люди обрабатывают землю и ее защищают. Трудно делать хорошо два дела сразу. Этого, может быть, и хватит против разбойничков, а для серьезной войны мало – против пушек, не говоря о танках и самолетах.

            Второй выход – болярское сословие. Назначить ответственного за безопасность. Болярина. Болярина нужно содержать. Это недешевое удовольствие. Крестьяне, мастеровые – платить болярину не хотят. Их нужно обязать. Оброк от слова обречь. Обречены платить. Не этому болярину, так другому. А кто не платит, остается без защиты. Слово «крепость» означает защиту.
              Принимается закон о праве крестьянина на защиту. Крепостное право. Теперь каждому крестьянину князь дает защитника. А крестьянин должен платить своему защитнику оброк. И по дому помогать. Потом это назовут «барщина». А если князь дает защитника, то болярин – слуга князя. И князю тоже часть оброка причитается. Возникает иерархия. Боляре большие и меньшие, и все слуги князя. А кто больший болярин? К кому больше крестьян пришло за защитой.

             Парадокс в том, что по изначальному замыслу крепостного права свободен во всем как раз крестьянин. Крестьянин сам выбирает себе болярина для защиты, крепенького, здоровенького, смышленого. А болярин предельно зависим, и князя слушаться должен, и крестьянина. А что не так, тогда или крестьянин платить оброк не станет, или князь ему замену найдет. Болярин полностью в зависимом положении.
          Однако!. Крестьянин безоружен. Оружие - у болярина. А это значит, крестьянин не имеет реального суверенитета. Болярин может пригрозить оружием. А на болярина управу найти не так легко.

              Совсем не так у казаков. Казак вооружен. Атаман всего лишь первый среди равных. Власть атамана реально ограничена. А у болярина она ограничена только по правилам. А «злого татарина» для защиты правил - нет. Правила почти ничего не значат, если некому их защищать.
               Вот уже и появились первые признаки римско-католической идеологии. Болярин сам себя контролирует, а крестьянин полностью в зависимом положении. И очень скоро назначат только один день в году, Юрьев день, для перехода от болярина к болярину. А потом и его отменят.

          А потом болярин уже станет боярином. А боярин – барином. А барину – крестьянин должен будет в пояс кланяться. И барин уже может продавать и покупать крестьян (христиан!), как товар. Женить и разводить.
             И когда-то свободное ордынское сообщество расколется на три сословия: боярское (барское, потом дворянское), подлое (крестьянское, христианское) и сословие священнослужителей (попов). Но к этому еще долгий путь…
               Вдумайтесь в кощунственное словосочетание: крестьянин (христианин) зависимого (подлого) звания. Подлость и христианство в одном флаконе.
Как это могло такое случиться в бывшей сильной и свободной Орде? Где каждый чувствовал себя защищенным? Где был немыслим обман?
И как сама Орда могла быть после этого названа «иноземным игом диких и злых татаровей».


 Но у Истории своя логика.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments